12+

«Родина». Общественно-политическая газета Ивнянского района Белгородской области

30.11.2016 15:55
  • 19

Категории:

МАМА

Когда в очередной раз отмечается День матери, хочется говорить не только о достойных  женщинах, имя которых часто на слуху и отмечено всякими почестями, но в первую очередь о той, кто очень редко появляется в поле зрения земляков или вовсе незаметно проходит свой земной и материнский путь. Хочется окликнуть ее, молчаливо затерянную в далекой глубинке, в закоулках райцентра, ничем не приметную, чтобы поведать о тяжелой ее доле, интересной судьбе, героическом труде и недюжинной воле, не пасующей ни перед какими трудностями. Таких, уверена, великое множество, они не избалованы вниманием, их грудь не украшают ордена, но всей жизнью своей, судьбой, каждым днем проходящим эти женщины прекрасны, достойны уважения и поклонения.
В камине тихо мерцал огонь. По сторонам то стояли, то висели картины. Выцокивая каждый шаг, нервно расхаживала вперед-назад Мишель — необычная  худощавая кошка-иностранка, поднятая с места приходом гостя, а в стороне слышалось посапывание откормленного, развалившегося на стуле черного котяры Василия. Чувствовалась здесь  какая-то неторопливость, умиротворенность, с каждого предмета веяло не кричащим, но приятным глазу благополучием. Сливавшийся со снегом солнечный свет освещал просторную комнату, в его полосе, чуть поодаль от окна сидела пожилая женщина. Небольшого росточка, с короткой стрижкой, очки. Она неторопливо рассматривала старые фотографии, листала большую тетрадь с записями и вспоминала…
БЕСПОКОЙНОЕ ДЕТСТВО. Тамара Васильевна Ерпулёва родилась  22 февраля 1939 года в селе Косьминка Прохоровского района. Родители были обычными колхозниками. Папа Василий Кузьмич Денисов в войну из-за болезни был отправлен в тыл работать, а мама Елизавета Емельяновна, чтобы не попасть в плен, все время двигалась с нашей армией: наши отступали и она с ними. Маленькая Тамара слышала взрывы снарядов и спрашивала испуганно маму, что это. На что мать успокаивала: рыбу глушат.  
Когда наши начали наступать, мать и дочь Денисовы тоже потихоньку возвращались назад — сначала в Полтаву (там были до Победы), потом — в Харьков.
Победу Тамара встретила на печке. С печи был хороший обзор, через окно она увидела школу, окруженную кучей народа, всюду крик, шум,  плач, песни, слезы… Мама зашла и  сказала: «Победа!».
Денисовы переехали в Харьков, потом и отец вернулся из тыла, но он прожил недолго и вскоре умер. Мама-украинка отвела дочь в украинскую школу, где девочка с трудом что-то понимала. Проучилась там Тамара совсем мало, около полугода. Потом они возвратились назад, в родной район, на Белгородчину.
Девочка пошла в русскую школу, училась хорошо. Больше всех ей запомнился учитель-мужчина, такой интеллигентный, образованный, кроме обычных предметов он еще преподавал  детям этику, культуру общения, поведения с людьми. Его рассказы Тамара навсегда впитала в себя.
После окончания семи классов ей очень хотелось убежать учиться, даже не зная точно, на кого. Однако колхоз не пускал. Это ведь были 50-е годы, когда народу после войны было негусто. И вдруг, как это всегда внезапно случается, к ним в колхоз попадает партия геодезистов, которой требовался еще помощник поддерживать треногу. Так уж вышло, что Денисову взяли в помощники. Проработала она с ними месяца полтора, пока было тепло. А как наступили холода, стоять все время на ветру, на холоде, не присев, — этого девушка не вынесла и заболела. Геодезисты оставили Тамару выздоравливать и, кроме того, дали справку, что она была рабочей, по ней Денисова получила паспорт и возможность учиться дальше.
РАЗ И НАВСЕГДА. Девушка поступила в Белгороде на Роковские 8-месячные курсы медсестер. Отучившись и поняв, что этого для трудоустройства мало, подала документы в медтехникум и только после него пошла работать. В то время можно было выбрать место работы или же поехать по распределению. Она предпочла Ивню, приехала в маленькую Ивнянскую больницу. Это был приблизительно 59-й год.
Тамара вообще очень любила свою профессию. Больные заметили, что перевязывала она их всегда безболезненно, ласково, и все они, выстраиваясь в очередь, старались попасть именно к ней.  Лежало в каждой палате по 6-7 человек, и к каждому она стремилась несколько раз  подойти, помочь, поговорить.
 «Умеешь обниматься?» — спросила, обхватывая за спину больного, молоденькая сестричка Тамара, когда собиралась вместе с двумя санитарами перенести мужчину с переломом ноги в палату. О носилках тогда только мечтали. Молодой фельдшер с Хомутчанского участка А. М. Ерпулёв, превозмогая боль, залюбовался симпатичной медсестрой.  Что ж, бери туже – не будет хуже. Он взял ее за шею, понесли, положили его в палату. И этим она себя обрекла. Это было лишь мгновение, но родившееся стремительное и обоюдное чувство осталось с ними на всю жизнь. Можно сказать, ее профессия определила всю ее судьбу.
Тамара проработала совсем мало, ее служебный роман имел прекрасное продолжение: сразу после выздоровления жениха девушка вышла замуж,  один за одним пошли дети…
КОГДА ДЕРЖИТ ЛЮБОВЬ. Они не расписывались. Тамара  в 18 лет имела уже горький опыт, о котором не хочет вспоминать. Выскочила замуж, но из-за нездоровой ревности мужа долго с ним не прожила. Развод не брала – тогда это было сложно, просто ушла. Анатолий тоже раньше был женат, они с супругой расстались без развода. И потому влюбленные не регистрировали свой брак. Оно им и не надо было. Что может еще сделать бумага, когда скрепила любовь? И любовь не подвела – они прожили вместе 16 лет, нажили пятерых детей. Все они – Ерпулёвы.
Сначала жили в его доме  в Ивне, у свекрови, которая невестку очень любила. Но оба супруга оказались из числа смелых, решительных, предприимчивых энтузиастов, которые однажды решили сменить обстановку и куда-нибудь уехать. Они написали запросы в по разным облздравам, ответы пришли из пяти регионов. Везде обещали одинаково: подъемные, квартира, работа. Они выбрали Красноярск. И с этого началось их путешествие по стране.
ЗАКАЛКА ЖИЗНЬЮ. В то время у Ерпулёвых уже было два сына: Мише — около 4-х лет, Андрюша — поменьше. На сильные морозы родители купили детям толстые комбинезоны, Тамара навязала теплой одежды. Сибирь встретила молодых специалистов 42-градусным морозом и … тишиной: скрипучий мороз, ни одна ветка не шелохнется, а одинокая снежинка летит, плывет в воздухе, качается и все никак не хочет приземлиться.
Их встретили гостеприимно, приготовив и комнату для отдыха и ужин. А наутро уже ждала оборудованная квартирка и конюх с вопросом «Куда дрова сложить?». Обосновались, стали работать в ФАПах (фельдшерско-акушерских пунктах).
Насколько там люди открытые! Тамара Васильевна и по сей день помнит их доброту, заботу, внимание и во всем – бескорыстие. Возможно, чистота сибирского воздуха очищала и души… Потом они не раз поменяют жилье, успеют пожить и в северном селе, родить третьего сына Алексея. И повсюду встретят приветливые лица, щедрое сердце: им почти задарма отдадут поросенка, найдут корм для него, помогут приобрести корову, а с ней теленка и все хозяйство в придачу. Много всего было, и было много добра. А еще, как вспоминает женщина, там очень ценилась интеллигенция. Дипломированные, образованные специалисты были тогда в Сибири люди первой касты.
По окончании работы Анатолия сверхсрочником семья переехала в Пензу. Там супруги трудились в местной больнице. Словом, поколесили. Но, как говорится, «и дым Отечества нам сладок и приятен», поэтому в скором времени семья Ерпулёвых в составе пяти человек вернулась домой, в село Ржавец , что через речку от Косьминки  в Прохоровском районе. Им дали небольшой домик, где супруги с детьми прочно обосновались, там же ребята и в школу ходили. Здесь родились еще две дочурки — Марина и Ирина.
После рождения в 1977-м году самой младшей, Ирины, Тамара Васильевна заметила, как стремительно стало падать зрение, очки не помогали.  В 1978-м году она ослепла, но продолжала кормить грудью свою семимесячную дочь. Недавно родившей, ей было тогда 38 лет. Начала обследоваться. Диагноз врачей был суровый – «менингиома бугорка турецкого седла». Говоря понятнее: доброкачественная опухоль в головном мозге, она жала на нервы глаз и они постепенно отрафировались. Женщине ничего не оставалось, как идти на операцию. Маленькую дочурку свекровь взяла к себе.
ОДНА НА ВСЕХ. В мае 1978-го года ее прооперировали в Москве, она стала видеть, а в августе не стало мужа. Старшей дочке Марине было 4 года, а старший сын закончил 8 классов. В девятый класс Михаил пошел в Ивнянскую школу и жил у своей бабушки. Прошло месяца три и родные мужа забрали Тамару Васильевну с детьми в Ивню, добились, чтобы ей дали комнату. Женщина устроилась работать в райбольницу.
Комнату выделили, даже не комнату, а… белостенные палаты. Две палаты старой больницы (только построили новую) заняли члены семьи Ерпулёвых.  Они жили там два года, родные мужа помогли подвести в палаты воду, чтоб хоть как-то облегчить им быт. Пять детей, старая больная мама (дожила до 84-х лет), которая была шестым ребенком, и сама женщина – семь «Я» и только один мог зарабатывать деньги. Но какие? Деньги медсестры.  Несколько раз Ерпулёву хотели поставить старшей сестрой в больнице — не смогла командовать, не в ее характере.
На вопрос, как они жили, как ей удалось всех прокормить, одеть, вырастить, сейчас она пожимает плечами: «Я как-то не думала об этом…». Просто у нее были дети, они прочными якорями держали в этой жизни и не давали уйти в сторону.
Поминутно вся в работе, в делах, Тамара Васильевна трудилась по специальности на полторы ставки, так как зарплата была очень мала. Еще подрабатывала: искала, какая работа подвернется, ту и хватала. Потому что надо было поднимать детей ей одной. И больше некому.
Одинокой матери пятерых детей жилье дали не сразу, с трудом, однако квартиру получила. Самый старший закончил школу и, видя, как мать днем и ночью трудится без отдыха, хотел пойти работать. Но Тамара Васильевна настояла на дальнейшей учебе Михаила: образование – это хорошая должность, достойная жизнь, а значит – опора семье. Мать научила детей всему, что умела сама, даже мальчики шили себе красивые костюмы на швейной машинке, девочки рукодельничали. У них не было четких распределений обязанностей, но уборки в доме она не знала. Каждый брался за то, что было ему по силам.
Родить и стать матерью – разные вещи. Тамара Васильевна оказалась отличной мамой, словно по призванию. На родительских собраниях ее не ждали и не вызывали. Маму дети слушали с первого слова, она не имела привычки повторять, упрашивать, учила их держать слово и уметь отвечать за каждый шаг. А еще помнила советы своей мамы Елизаветы Емельяновны: люби ребенка, чтоб он не знал, то есть баловать нельзя. В семье Ерпулёвых дети росли в любви и строгости. Когда-то Гёте сказал, что самой превосходной из женщин сочтена будет та, которая окажется в состоянии заменить своим детям отца. Тамара Васильевна старалась воспитать своих сыновей и дочерей за двоих, показывая им пример любви и мужества одновременно, старалась их научить жить.
В молодости любила петь и танцевать, о ней, талантливой певунье и организаторе хора,  даже на севере вышла статья «Сельская певица». Тамара Васильевна хорошо шила, вязала крючком и спицами, писала много стихов. Всегда  участвовала в ивнянской художественной самодеятельности больницы  и ДК, ходила на рыбалку. Столько увлечений, огород, хозяйство,  дети, работа (до пенсии проработала в больнице)… Поразительно, когда успевала?.. Не задумывалась, не планировала, просто шла и делала, и никогда не отдыхала. Мать – должность пожизненная.
ГОРДОСТЬ И ОПОРА. Старшие сыновья стали военными-подводниками. Миша еще в первом классе после объяснения мамы, что такое военный, сам стал полностью следить и ухаживать за собой, а после школы уехал в Ленинград учиться в Адмиралтействе, в военно-морском институте. Несмотря на то, что средний брат, Андрей – совсем другой по характеру, однако он тоже последовал в подводники. Жили вдвоем там же в общежитиях, были всем обеспечены. Но почему выбрали такое опасное морское дело? На этот мамин вопрос Миша как-то по-мужски ответил: «Если вдруг что, то конец мгновенный, и не мучаться…». Тамара Васильевна к этому больше не возвращалась – надо уважать выбор своих детей.
Но однажды ей довелось возблагодарить Бога за один на двоих путь сыновей. Во время учебы Михаил, спускаясь  многократно под воду, не выдержал декомпрессионное время, накессонился (наглотался азота). Это смертельно опасно. Санчасть была далеко, только в отделении Андрея. И если бы не брат, быстро доставивший Мишу к врачам, исход был бы трагичен.  А когда погибла подлодка «Курск», женщина восприняла это как свое личное горе, погибли товарищи сына – Андрюшины выпускники. Она вспоминает их и слезы сами бегут, перехватывает горло… Каждый раз провожая старших мальчиков, она боялась…
Сегодня ее офицеры-подводники служат в Москве в секретном военном ведомстве. Мама не допытывается, где, нельзя — значит нельзя. Ей много не надо знать: главное – живы-здоровы.
Младший сын Алексей очень хорошо пел в школе, да и с мамой дуэтом, после десятилетки проучившись несколько лет в Ленинграде на подводника, в перестроечное время не смог завершить учебу. После попыток получить «корочку» в вузах занялся в Ивне работой по дереву. И у него это прекрасно получается. Один из наглядных примеров золотых рук мастера – роскошный стол для росписи молодоженов, который украшает зал регистрации бракосочетаний в новом ивнянском культурном общественном центре.
Ее девочки – тоже большие умнички, знают иностранные языки. Марина закончила в нелегкое перестроечное время кооперативный институт в Белгороде, Ирина -  БГУ по специальности «преподаватель русского языка и литературы», она — филолог.
Трудно было, но Ерпулёвы справились. Тамара Васильевна использовала участок, чтобы хоть немного что-то вырастить, там же держала уток, кур, коз. Ребята приезжали с Москвы, брали, что могли довезти.
В поисках работы Марина, уже имея семью, поехала на 2 года работать в Японию.  Вскоре к ней присоединилась и Ирина. По окончании контракта Марина вернулась к мужу и сыну в Белгород, а «самая маленькая» живет и сегодня в стране восходящего солнца. Она прекрасно знает японский, а культура Востока пришлась ей по душе.
ОТ РОЖДЕНИЯ И НАВЕК. При мысли о детях ее лицо освещается улыбкой. Тамара Васильевна носила под сердцем первую дочь, когда услышала злые языки: сколько она будет рожать, нищету разводить? Тогда она говорила себе: нет, я нищету не развожу, это мои дети. Сыновья были, а дочерей нет. Как же без дочек?.. Она улыбается от мелькающих в памяти картинок рождения детей… Старший Миша родился в 1963 году, потом Андрюша — в 1966-ом,  Алеша — в 1970-ом, Мариночка — в 1974-ом г, Ириша — в 1977-м.  Нищета? Она, действительно, сегодня бы жила в нищете, если бы не ее дети. 8 тысяч пенсия, 5 из них уходит за квартиру. Поход в аптеку забирает последнее. Ее ребята всегда помогают ей материально, беспокоятся, лечат, все вместе они вложились и сделали ей дорогой ремонт в квартире. Это любовь и уважение, заслуженные годами бессонных ночей (и беспамятных, когда падаешь без сил), непосильного труда, измученного болью сердца.
…Вот и подняла своих кровиночек. Слава Богу, хватило сил. Все при деле, образованны, дипломированы, имеют семьи. Можно и вздохнуть… Сегодня Тамаре Васильевне нравится раскрашивать картины по номерам, декорировать бисером — они украшают ее квартиру. Начатая в перестроечное время толстая тетрадь ее стихов, природных примет хранима и сегодня – на многие события здесь пролилась ее душа, и невыплаканное сердцем осело на листках… В этой женщине, как ни странно, по сей день уживается несопоставимое: маленькая, но сильная; робкая, но смелая, любящая, но строгая, активная, но сдержанная. Даже в хобби она выбирает разные полюса, да и нынешние члены ее семьи – тоже антиподы: отечественный кот и японская кошка (подарок Ирины). Они согревают ей одинокие вечера. И хотя на жизненном табло светится счастливое число – две «семерки», пропахавшая всю жизнь похлеще любого мужика женщина выглядит заметно моложе.
Тамара Васильевна сегодня еще бабушка и прабабушка. Отданные когда-то молодость, красота, здоровье вернулись ей сторицей – 5 детей, 8 внуков, 5 правнуков. Теперь своими маленькими секретами воспитания она делится с детьми. Ее радость и счастье, ее сыновья и дочери, каждый день перед ней — вместо ковров и картин всю главную стену зала украшает композиция из шести портретов: Михаил, Андрей, Марина, Алексей, Ирина – МАМА И мама. Сами они, первые буквы их имен — это и есть она. Для матери они навсегда маленькие, любимые, самые лучшие и дорогие. Перед этим алтарем теперь проходит ее наконец-то спокойная, несуетная жизнь, в которой она все равно мыслями далеко, со своими мальчиками и девочками… «У меня очень хорошие ребята! Я горжусь своими детьми!», — говорит она тихо, а тронувшие душу слезинки пробиваются на глаза.
Не снимавшая с неба звезд, без дипломов и званий, простая, скромная  русская женщина-труженица, она и сегодня олицетворяет собой культуру, образованность, сдержанность, интеллигентность. Вся жизнь ее — это пример данного свыше истинного материнства, которое силой своей любви и самопожертвования выдерживает любые испытания судьбы, проходит с честью, незапятнанно высоким. Именно эта сила спасает, держит, поднимает, вселяет веру. И сегодня все пятеро уже взрослых братьев и сестер Ерпулёвых для Тамары Васильевны – еще маленькие дети, еще нужно о них тревожиться, ждать и молить об их здоровье Бога. Так будет всегда, пока есть МАМА.

Автор: В. ТИХОНОВА.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх