12+

«Родина». Общественно-политическая газета Ивнянского района Белгородской области

Главная / Статьи / ОСТАРБАЙТЕР, ИЛИ ТРИ ГОДА КАТОРГИ
06.05.2017 14:25
  • 2

Категории:

ОСТАРБАЙТЕР, ИЛИ ТРИ ГОДА КАТОРГИ

Семья Козловских И. П. и М. Г.

18 декабря 1940 года был утвержден Гитлером план «Барбаросса». Он заявил перед высшим военным руководством: «Нам недостаточно просто разбить русскую армию и захватить Ленинград, Москву, Кавказ. Мы должны стереть с лица земли эту страну и уничтожить ее народ». Над Советским Союзом нависла угроза фашизма.
В предрассветный час 22 июня 1941 года тысячи артиллерийских орудий вермахта открыли огонь по заранее разведованным целям. Фашистская авиация обрушила бомбовые удары по аэродромам, железнодорожным узлам. Гитлер оказался подлецом, нарушив договор о ненападении, подписанный 23 августа 1939 года.
В длинной цепи подлых преступлений оккупантов особое место занимает насильственный угон в Германию мирных граждан – мужчин, женщин, детей. По немецким сведениям с февраля 1942 года еженедельно отправлялись в Германию 8-10 тысяч «гражданских лиц». В целом на принудительные работы с оккупированных территорий СССР было вывезено около 5 млн человек, из них с территорий УССР – 2,4 млн, БССР – 400 тыс. человек. Немцы их называли «остарбайтерами» (восточными рабочими).
Для того, чтобы разгрузить от работы немецкую «крестьянку», в Германию было доставлено 400-500 тысяч здоровых и крепких девушек. Но, прибыв в места назначения, девушки были уже не такими, так как они перевозились хуже скота и находились в пути без еды и воды около месяца. В соответствии с государственными инструкциями немецких властей предусматривалось, что все рабочие должны получать такую пищу и такое жилье и подвергаться такому обращению, которое давало бы возможность эксплуатировать их в самой большой степени при самых минимальных затратах.
Подавляющее большинство из общего числа вывезенных на принудительные работы были подростки. Высокий уровень смертности был среди угнанных в Германию. В послевоенные годы об узниках германских лагерей не писалось. В некоторых местностях их считали неблагонадежными.
Я взялся за этот материал с одной целью – донести до жителей села, что старшее поколение имело в своих рядах мучениц-героинь, какой и была Струкова Мария Григорьевна. Но в списках ивнянской молодежи она не значится, так как ее угоняли в Германию из г. Мариуполь УССР. Семья Струковых проживала в этом городе с 1933 года, покинув родное село Сырцево из-за грянувшего голода. На иждивении отца Григория Михайловича было 4 человека: жена Матрена Петровна и три дочери – Мария, Вера, Варя. Но и здесь новоселов постигает страшное горе – средняя дочь Вера, играясь на железнодорожном полотне, попадает под паровоз и лишается полностью ноги.
За одним горем приходит второе. Началась война. Отца Марии призывают на военную службу. Мать Матрена Петровна испытывает большие трудности с 3 детьми и решает вернуться в родные края. Но в весенние дни 1942 года Марии вручают повестку на отправку в Германию. Выхода никакого. Уйти куда-то в другой населенный пункт – немецкие патрули могут пристрелить. Если не попадешься патрулям, немцы из-за отсутствия по адресу получившего повестку человека расстреляют всех остальных. Так 21 апреля 1942 года 17-летняя дивчина оказалась в товарном вагоне поезда, который потом проследует до г. Кельн.
Вагоны загружали до предела. Сидеть и лежать не было возможности. Первая остановка была за пределами СССР. На ногах, на корточках проехали по оккупированной Родине и Европе. Когда открыли двери, то никто не двинулся с места. Скованные тела, испуг, унижение. Фашисты прикладами стали выгонять на платформу. «Мирным хозяевам» был доставлен живой товар.
Разместили в сарае. Кормили плохо – брюква, ржавая селедка, хлеб с опилками. Вода ограничена. В этом сарае прожили месяц. Потом были проданы хозяевам, занимающимся сельским хозяйством. Это была в какой-то мере отдушина.
Вспоминает старшая дочь Марии Григорьевны Галя: «Мать не любила делиться воспоминаниями о трехлетнем пребывании в Германии, да и мы, дети, не лезли к родителям с вопросами о трехлетнем рабстве». Дело в том, что и муж Марии Григорьевны – Иван Петрович Козловский был «остарбайтером».
«Как-то на огороде мы с мамой, — продолжает Галя, – сажали картофель. Она накапывала лунки, я бросала. То ли наш медленный темп ее не устраивал, или просто хотела донести до моего слуха интенсивность посадки картошки у немца-хозяина, но я услышала следующее: «Я управлялась бросать семена за 6 копачами». В то время сказанное я не анализировала, а потом поняла, сколько сил выжимали из работников хозяева. Также было и на всех других работах».
Освободили Марию Григорьевну и Ивана Петровича в марте 1945 года русские и союзные войска. Приехали в г. Мариуполь. Родителей не оказалось, так как они уже проживали в с. Сырцево. Попытка связаться с родными через переписку успеха не имела. Вот тогда предложил Иван Петрович поехать к нему на родину в Алтайский край. Там и зарегистрировали брак. А в 1947 году родилась первая дочь Галя.
Иван Петрович был мастеровым человеком – валял валенки, плотничал, столярничал, точал сапоги, был каменщиком. Свой дом построил от фундамента до кровли. Все хозяйственные постройки – дело его умелых рук. Свое умение Иван Петрович проявил, когда работал на хозяина-немца. Из деревянных обрезков выстругивал детские игрушки. Они так были красивы, что и соседские хозяева делали заказы. Некоторые немецкие фрау за ювелирную работу расплачивались пайкой хлеба. Иван Федорович обязательно делился с Марией Григорьевной.
А как звонко и мелодично исполнял он различные наигрыши на Тульской гармонике! Возле их дома собирались селяне. Иван Петрович был заводилой, запевая алтайские песни. Мария Григорьевна поддерживала его своим отличным пением. Хозяйственный двор был полон скота и другой живности. В то время даже держали в хозяйстве лошадь. Домашнее хозяйство было крепким, дом – многодетным. Всего в этой семье было 9 детей. Последний ребенок родился в 1965 году.
Мария Григорьевна не теряла надежду найти своих родных. В начале 50-х годов прошлого века вновь послала письмо на родину. И это письмо воссоединило родственную связь. Новость быстро разнеслась по селу и все радовались, что у Матрены Петровны нашлась дочь. В 1954 году состоялась встреча Матрены Петровны с дочерью и ее семьей. А у Марии Григорьевны тоже было страстное желание побывать в с. Сырцево. В 1965 году они вместе с мужем решаются поехать на Белгородчину. Не доехав до железнодорожной станции отправления поезда, Мария Григорьевна заболела, из-за чего пришлось вернуться. Так и не побывав на родине, Мария Григорьевна в 1966 году умирает. Умирает такой молодой. Вот такой ценой она оплатила трехлетнее пребывание у «мирных хозяев».
Из 9 детей осталось в живых 7. Двое живут в Алтайском крае, пятеро – в Белгородской области, из них двое – в с. Сырцево. Галя с мужем живет на родине матери с 1967 года. Построились. Воспитали двух дочерей. Сейчас пенсионеры. Галина Ивановна – председатель Сырцевской ветеранской организации. Вместе с мужем Павлом Степановичем они самые активные самодеятельные артисты. Как ценный раритет хранят гармонь с Алтая, на которой играл отец Галины Ивановны.

Автор: И. СТРУКОВ

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх